26 июля 2013      126      0

И.В. Поповский. Общественные пространства как ресурс для развития современного города. Часть 2

          Территории городов подвержены поступательному урбанистическому развитию или процессу созревания, которые отражены на рис.1:

рисунок 1

        Первая фаза развития капитализма стремится к безудержному накоплению, поэтому экстенсивна по форме до жестокой агрессии. Регулятором развития становится конкуренция. Пока ресурс экстенсивного развития неисчерпан, предприниматель ориентирован на банальное увеличение сферы влияния и рост капитала. Для города это выражается хищническим захватом территории, политическим лоббированием снятия ограничений в градостроительных регламентах, значительным уплотнением городской застройки, редукцией планировочных элементов (прямоугольная сетка улиц), приоритетом земельной инвестиционной политики. Это вполне закономерно, но по мере повышения концентрации функций и наращивания городской ткани планировочного структурированного каркаса возникают непримиримые противоречия, являющиеся точками бифуркации социальных конфликтов.

Нью-Йорк. Центральный парк

Нью-Йорк. Центральный парк (фото взято из открытых источников)

     Два пути разрешения проблем очевидны: либо нагнетание конфликта приведет к политическому кризису, что отразится в пространстве деградацией целых планировочных районов, либо произойдет формирование правового поля, которое выстроит приемлемые для разных социальных групп правила игры. В этом случае территории могут стать комфортны не только с точки зрения качества среды для проживания, но и для развития бизнеса и инвестиций. Примером может послужить создание центрального парка в Нью-Йорке. Под давлением городской общественности в 1853 году нью-йоркская законодательная власть выделила 700 акров (2,8 км²) земли от 59-й до 106-й улиц для строительства парка, на которое планировалось потратить 5 миллионов долларов. Впоследствии это гигантское публичное пространство переживало разные времена расцвета и упадка, но городское сообщество всегда находила пути для поддержания этого природного искусственного ландшафта.

         Новосибирск до сегодняшнего дня в стадии активного экстенсивного пути развития. Планировочный каркас позволяет заполнить городской тканью еще многие пустующие пространства, не говоря уже о реконструкции и уплотнение сложившейся городской среды. Поэтому предпосылок к переходу от концентрации к функциональной интеграции и дифференциации городских территорий на первый взгляд нет. Социализация  горожан при СССР по профессиональному, а не территориальному принципу способствовала атоматизации социума. Создается впечатления практического отсутствия потребности в публичных пространствах, что провоцирует захват парковых земельных участков, нарушения красных линий, деградацию бульваров, вырубку зеленых насаждений под парковочные места для автомобилей. При этом разница между публичным общественным пространством и коммерческим публичным пространством ментально стирается. В некоторых случаях общественное пространство даже проигрывает конкурентно коммерческому, так как коммерческое развивается по маркетинговым схемам и имеет намного превосходящее бюджетное вложение. Такая тенденция характерна для многих мегаполисов мира.

           Лидер ОМА, голландский архитектор Рэм Колхаас  излагает свою концепцию города будущего Generic City (Всеобщий город) [6 и 7, c. 1248–1258]. Generic City – вертикальный город, в котором улица умирает, и вместе с ней - пешеходное движение. Вся активность горожанина связана с коммерческим публичным пространством и с шопингом: инфраструктура, транспорт, культура, сфера развлечений, даже религия. По мнению Коолхааса, здания крупных аэропортов являются неким объемно-планировочным прототипом будущего Generic City. Во многом такой прогноз считается реалистичным, особенно применительно к крупным городам Ближнего Востока, Южной Кореи, Китая, Индии и Японии.

Новосибирск. Торговый центр Аура

Новосибирск. Торговый центр Аура (фото взято из открытых источников)

            В Новосибирске такая тенденция проявляется при создании торгово-развлекательных мегамаркетов. В случаях, когда крупный объект шопинга и развлечения ориентирован на глобальную автомобилизацию, такой подход оправдан и именно поэтому располагается рядом со скоростными магистралями и транспортными узлами (ТРЦ «Мега») Внедрение таких объектов в исторический центр не всегда оправдано, а в ряде случаев разрушительна для целостности городской среды. Новосибирские ТРК «Аура» и «Роял-парк» не интегрированы планировочно и пространственно с окружающей городской тканью. По этой причине просто не рассматриваются возможные включения движения пешеходов со стороны ул.Горького для «Ауры» или со стороны Кропоткинского жилмассива для «Роял-Парка». Публичные пространства деградированы  в угоду банальной функциональной потребностей автомобилизации. ТРЦ в таких случаях становятся закрытым внутри себя городом-островом, что не всегда хорошо складывается для формирования окружающей среды города.

            Каждый этап урбанистического развития города характеризуется качественным позитивным процессом для городского социума (см.рис.2). При этом следует отметить, что влияние урбанизации на социальное пространство происходит по принципу обратной связи [1], поэтому позитивное развитие городских отношений ускоряет процесс урбанизации.

рисунок 2

Рис.2 Влияние урбанизации на социальное пространство

Концентрация небесконечна. Кризис наступает с истощением земельных, трудовых и инфраструктурных ресурсов. Наступает интеллектуальная эра интеграции, развития партнерских отношений. Экстенсивное развитие города сменяется интенсивным, поэтому публичные пространства могут стать основой или ресурсом для нового партнерского девелопмента. Развитие комфортных территорий повышает капитализацию недвижимости, мотивирует приток горожан, что с  формированием якорных функций поддерживает эффект синергии. Отдельные здания трансформируются в мета-архитектуру, которая поддерживает многофункциональность, возможность интеграции и дифференциации функций, гибкость использования и простоту трансформации пространства под социально-экономические изменения. Мета-архитектура объектов прозрачна и открыта городу [3]. Мета-архитектура типологически стремится стать городом и становится базовым элементом городской среды. Городская ткань сращивается с публичным пространством, которая превращается в мутирующую «плазму» [2] ("городскую кожу"), гибко реагирующей на все проявления пестрой городской жизни и экономической динамики постиндустриального капитализма.

Продолжение. Окончание следует.

Ваш комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Архивы
Проверка ТИЦ
Яндекс цитирования

© 2017 ARCH-I-TECT · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru