26 июня 2013      183      0

И.В. Поповский. Городские отношения как ресурс городского развития

  Город – это непросто дома с изящными кровлями,

не прочные каменные стены,не каналы и не верфи.

Город – это люди, умеющие воспользоваться

теми возможностями, которая им даёт жизнь.

Алкей, 600 лет до н.э.[6,182]

Город – единство непохожих.

Аристотель

Город можно отнести к сложным системам, которым характерно синергетическое развитие. Сложная система здесь подразумевает многозвенную структуру большого порядка с нелинейной обратной связью. В конце 60-х в книге Дж. Форрестера «Динамика развития города» город относился к системам двенадцатого порядка, где «порядок» системы определяется числом уравнений уровня (то есть интегралов или состояний) в описании системы [7,118]. Бельгийский физико-химик Илья Пригожин и греческий ученый Грегуар Николис в статье «Сложное и перенос знаний» приводят результаты, которые иллюстрируют опасность узкого планирования города, основанного на статистических методах непосредственной экстраполяции прошлого опыта. Взамен они предлагают метод динамического моделирования города, когда адаптационные возможности являются основным источником, позволяющим обществу существовать длительное время, обновляться и находить самобытные пути развития [12,93]. 

 Нидерландский архитектор Румер ван Тоорн, вскрывая проблему современного урбанизма, пишет: «… Город всегда полон беспокойства – противоречий, которые стимулируют развитие… Люди приходят в города, чтобы чувствовать себя свободными; города, по сути, беспорядочны. Беспорядочна и порой даже опасна сама свобода. Альтернатива свободе – бюрократический порядок, всегда предполагающий вопрос: «чей это порядок?»[10,143].

Современные управленческие проблемы формирования и создания градостроительной документации в России исходят из следующих предпосылок:

-          мировой экономический кризис стал тупиком глобальных экономических иерархий;

-          укрепляются позиции постструктуралистской философии многополярности мира, полцентризма (или отсутствие центра) мировой экономики,

-          необходимость в градостроительстве нового опыта управления полицентрическими сложными системами (например, урбанистические агломерации);

-          на лицо  эффективность городов с диверсификационной экономикой;

-          отсюда многофакторность и сложность влияющих процессов на развитие города;

-          как следствие, невозможность точного и конкретного долгосрочного прогноза;

-          все выше перечисленное требует нового сетевого системного управления городом;

-          для системного управления необходимо создание не жестких градостроительных регламентов, а гибких стратегических программ, позитивно реагирующих на все новые изменения и влияния как глобальных, так и региональных нелинейных процессов.

Именно поэтому градостроительное проектирование требует инновационных реформ с учетом преемственности позитивного опыта как отечественной, так и мировой градостроительной школы. Стратегические программы и градостроительная документация уже не просто проектирование графических композиционных схем. Скорее всего, это похоже на формирование иммунной системы для живого организма, стойко адаптирующего на разные условия существования.

Для создания новой градостроительной документации необходима масса исходного и аналитического материала, формирование которого может происходить только при условии зрелых городских отношений. Одна из проблем для выращивания таких отношений укоренившаяся ментальность жителей России, которую можно прочитать даже в литературных текстах.

 Великий и Ужасный Гудвин, правитель Изумрудного города из сказки А.Волкова «Волшебник изумрудного города», объяснил разоблачившей его Элли суть своего властного управления. Во-первых, он понял, что если будет близок  к народу, то в нём разгадают обыкновенного человека. Во-вторых, он скрыл своё истинное лицо, назвав себя Великим и Ужасным. Поэтому он предстаёт перед каждым как чародей в том обличие, который   утверждает страх и трепет перед правителем. В-третьих, чтобы стать Великим, он велел построить Изумрудный город. Город должен был удивлять своею роскошью и красотой. Но в реальности драгоценных камней хватило только на башни и, чтобы скрыть истинную нехватку изумрудов, всем горожанам и гостям города обязали носить зелёные очки, преображающие унылую реальность в желаемую роскошь.  Во избежание самовольного снятия очков, последние запирались на замочек. Для этого в городе был создана должность хранителя ключиков. Удивительно, но даже после разоблачения, новый правитель Страшила Мудрый сохранил это зелёное «очковтирательство». Описанный эпизод вольного перевода А.Волкова американской сказки как никогда точно отражает ментальность российского общества. Прозрачность и открытость городских отношений в России так и не достигнута. А сегодня, как пишут известные скандинавские экономисты Йонас Риддерстрале и Кьелл Нордстрем в книге «Караоке-капитализм: менеджмент для человечества»  «…открытый мир требует открытых систем и открытой архитектуры»[9,22].

Символична ситуация, сложившаяся на ул.Коммунистической и ул.Романова в г.Новосибирске. На ул.Коммунистической находятся офисные здания ФСБ и МВД России, а на ул.Романова здание, где размещены департаменты Мэрии, отвечающие за городское землеустройство и строительство. Из-за нехватки автостоянок и сложности движения на этих участках улиц было введено одностороннее движение. Решение логичное, но не для российской ментальности. Правила движения нарушают водители, автомобили которых имеют так называемые «особые» госномера. Навстречу им едут законопослушные горожане. Конфликт неминуем. В результате - пробка, которая вызывает стресс и большую потерю времени как у простых смертных, так и особо поставленных в городе людей. Отсутствие договорённости в обществе - тормоз развития городов. С древних времён городские отношения в российских городах складывались сложно. Часто принятый закон не органичное решение социального конфликта, а, скорее всего, навязанная норма, причём часто трудно выполнимая для жителей. Поэтому горожане, принимая закон условно, всегда искали пути его обходов. Такие действия бесконечно воспроизводили и кормили бюрократические коррупции. Это стало устоявшейся российской традицией со средневековья до сегодняшних дней, несмотря не только на смены правителей, но и даже государственных строев. Совершенно очевидно, что прозрачность – враг коррупции. А «проспект Прозрачности – улица с двухсторонним движением»[9,43].

Проблемы городских отношений проявляются в объёмно-пространственных структурах исторических городов России. В европейском городе в результате многовековой борьбы феодалов с городским самоуправлением закончились либо взаимовыгодными договорными отношениями, либо полной победой городских департаментов. Поэтому горожане буквально были защищены крепостными стенами, то есть живут внутри города и защищены физически и социально[2,13]. городские отношенияГородская ратуша департаментов на главной площади города - символом самоуправления. Именно она стала доминировать в публичном открытом пространстве площади в Сиене, Флоренции и ряде других итальянских городов после сноса родовых башен знати.  В российских городах символом городской власти традиционно становился детинец – кремль, вокруг крепостных стен, которого снаружи стихийно формировались многочисленные слободы, посады,  «концы», которые в свою очередь делились на улицы. Такая структура отражала жёсткую иерархию рядового горожанина – «уличанского староста» - «кончанского староста» и т.д. вплоть  до феодала князя. Города были поселениями с определённой территорией, которому государственной властью присвоены особые административные права [2,5], поэтому «вертикаль» власти четко проецировалась на планировочную структуру. Большая часть горожан жила вне крепости, поэтому были не защищёны физически и социально.  По этой же причине в России партизанские войны были всегда отчаянным ответом, что значительно ужесточало жизнь иноземным захватчикам. Социальная иерархия отражалась в пространстве города как в зеркале[14,44]. Справедливости ради следует отметить, что основная городская жизнь (торговля, ремесленная деятельность, ростовщичество) происходила именно в посадах и была всегда в процессе саморегуляции, что, несомненно,  привело бы сначала к цеховым сообществам, а впоследствии к зрелым городским отношениям.  Но власть феодалов была слишком авторитарна и сильна. И даже после формирования первых законных актов городского самоуправления в России с середины XIX века, городские отношения, результатом которых должно стать формирование зрелого гражданского общества, так и продолжают быть отсталыми по сей день. К этому следует добавить ряд способствующих факторов, рассмотренных ниже.

Город и деревня. Два образа жизни, городской и сельский,  значительно разнятся вследствие сложившихся мировоззрений  горожанина и деревенского жителя. На селе жизнь циклична и  «по-индуистски» не исторична. Из-за ежегодного повторения событий и зависимости от природных факторов  сельчане больше озабочены сохранением духовных нематериальных ценностей, отсюда прочное почти вековое  установление обрядовых традиций. Напротив, городской житель созерцает постоянный рост города, преображение его пространственной среды. Жизнь в городе векторная, от прошлого к будущему, поэтому необычайно исторична. Прерывание такого процесса – гибель города, поэтому не может быть и речи даже об остановке развития. Потомственному горожанину необходимы вехи на пути движения, для осознания и анализа, а затем для поиска решения постоянно возникающих проблем. Поэтому для потомственного жителя города важно сохранение материальных памятников, которые становятся предметами гордости. Для России до сих пор характерен низкий уровень урбанизации и городской культуры. По мнению Вячеслава Глазычева, подлинная урбанизация началась у нас только в 90-е года прошлого века [4,10]. Ещё в 1910 г. 68,8% населения Петербурга – самого европейского города России – составляли крестьяне, не являющимися пролетариатом в классическом смысле: семьи рабочих жили в окрестных деревнях, куда мужчины уходили во время посевных и уборочных работ. По этой же причине дважды в год останавливались уральские заводы вплоть до 30-х годов [13,12].  Такие горожане появились вследствие массового переселения сельских жителей в города в периоды становления капитализма и социалистической индустриализации. Город разрушает прежний комфортный устой сельской размеренной жизни динамичным требованием постоянного нового ответственного выбора.  Смешение философии  города и деревни пока не в пользу городского образа жизни. Отсюда изобилие огородов даже в крупных городах, отсюда равнодушие к городской культуре и ее памятникам, отсюда агрессивное отношение к городу. Ментальная ненависть к городу разделяет нас, и последствия такого отношения отражаются в деградированной городской среде.

Город и государство.В отличие от европейских самоуправляемых в средневековье городов, российские города всегда были, прежде всего, частью государственной структуры, а горожане были не гражданами, а крепостными (в середине 17 века побег из города карался смертью) [13,12]. Если в средневековой Европе феодалы были заинтересованы в освобождении крестьян для городской деятельности [2,33], то в России, наоборот, Демидову пришлось отказаться от купеческой гильдии в пользу дворянского звания. Только таким способом он компенсировал недостаток свободной рабочей силы, получив крепостных для работ на своих заводах. Большинство городов возникали при монополии государства на промышленность и торговлю. Основатели городов государственные мужи (великие князья, правящие цари) не считались со страданиями, тягостями и лишениями первых городских поселенцев. Вспомним Петербург, его многострадальное строительство. Города не являлись генераторами культуры и политической свободы [13,12]. Многолетняя история российской государственной машины свидетельствует о постоянном стремлении государства отстранить горожанина от участия в управленческой деятельности. Диктатуры и сменяющие её «тотальные демократии» приучали к мысли, что индивидуум одинок со своими неординарными и оппозиционными взглядами. Донести свой мир до человечества часто в России было небезопасно.  Это породило практически инфантильное и иждивенческое мышление, вследствие которого российский житель готов продолжительно ждать милости от властей. «Город – не просто скопление домов и скопление людей, в основном оторванных от сельского труда. Это ещё сосредоточие всех форм активности множества людей, составляющих самоуправляемое сообщество» [4,11].

Проблемы существовали и в налоговой политике. В средние века в России горожане платили налоги больше, чем поселяне [1,37]. Феодалы не отчитывались перед городским сообществом о расходах полученных при сборах средств, мало того они были всегда заинтересованы в увеличении налогов для собственных нужд. В отличие от буржуазного города налоговая система не являлась результатом общественного договора. Для россиян, привыкшим длительно платить дань,  это было прямым проявлением воли и силы феодала. Именно поэтому заплативший налог мог «спать спокойно», а не интересоваться, насколько эффективно он использован для развития города.  Построенное на такой ментальности россиян государство также становилось не подотчётным перед гражданами. Процветала коррупция, так как взятки и налоги по сути мало отличались друг от друга. И то и другое необходимо было платить за развитие деятельности. Такая  «вертикаль власти» традиционно возрождалась не только при смене царствующих особ, но даже  после революции 1917 года уже в советском государстве и после глубоких реформ 90-х годов прошлого столетия. В 1918 году российские муниципалитеты фактически потеряли самостоятельность. И  если в экономическом отношении европейские города в большей части самодостаточны, то даже сегодня в России, где с введением 131-го федерального закона начиная с 2006 года, о «…финансовой самостоятельности городов не приходится говорить»[4,13].

   Новые города конца ХIХ – начала ХХ века, возникшие в результате развития капитализма в дореволюционной России, позитивно отличались. Так, в Новониколаевск (бывший Александровский посёлок, ныне город Новосибирск) за короткое время переселился из традиционных городов целый слой самых предпринимательных людей. Поселок имел невероятную хронологию развития от стихийного поселения до получения статуса города – всего 11 лет! Далее приводятся наиболее интересные даты, ставшие ключевыми в формировании города, как сообщества.

30мая 1893 года – приезд первых строителей (основание города, утверждённое в постсоветское время).

20 июля 1894 года – закладка первого камня мостовой опоры (основание города, утверждённое в советское время).

20 марта 1894 года – открыт универсальный магазин купца Е.А.Жернакова (основание города, утверждённое в досоветское время).

3 декабря 1895 года – сход жителей о переименовании поселка в город. В посёлке с почти пятитысячным населением отсутствует какая-либо власть, включая жандармерию. Поселяне чётко понимают, что именно городской воздух делает человека свободным. Стремление стать городским сообществом становится одной из причин успешного феноменального развития Новониколаевска.

12 августа 1896 года – сход с избранием первого мэра (староста) Ильи Титлянова. Сход стал неким осмыслением трагического конфликта 21 мая 1896 г, дня коронации Николая II, когда в результате пьяной драки погибли люди.  В центре монархической империи возникает городское самоуправление без каких-либо указаний, что становиться чуть ли не рождением в глубинке настоящей буржуазной демократии. Избранный староста установил необходимые налоги, начал создавать городскую инфраструктуру. Но через шесть месяцев  сход был признан томским губернатором как бунт, поэтому выборы стали считаться недействительными.панорама Н-ск

Далее разворачивается настоящая  борьба за первого избранного руководителя поселкового самоуправления и статус города, о чём свидетельствует знаменитая телеграмма жителей императору Николаю II, датированная 20 января 1897 года:

«Выбранного нами старосту уничтожили, общественные питейные заведения отдали частным виноторговцам, схода и собраний не разрешают, мотивируя тем, что бунтуем… Мы на устройство домов утратили последние средства, должны их оставить и совсем разориться. Нет средств устроить школу, церковь, пожарную команду и больницу… Явите Царскую милость, Ваше Императорское Величество, внемлите 10-тысячной мольбе  верноподданных рабов Ваших, уступите землю за 40 коп. с десятины и учредите общество поселка Ново-Николаевский, посадское или городское. Сейчас находимся без всякого управления…»

28 декабря 1903 года (10 января 1904 года по новому стилю)  – наконец был признан статус города с упрощенным городским управлением («безуездный город»), что стало результатом упорной целенаправленной борьбы жителей за городское положение.

24 декабря 1908 года – полноправный город, а в апреле 1917 года – уездный город

Сходы собирались вплоть до 1907 года, так как выполнили свою миссию, - власть полностью перешла к законному выборному городскому управлению. Не удивительно, что после такой борьбы за город управление было  эффективным и способствующим бурному росту города. Даже такая трагедия как пожар в мае 1909 года, не только не затормозила развитие, а способствовала упорядочиванию застройки и развитию нормативного законодательства. В 1910-1912 годах владельцы частных усадеб обязывались за свой счет засадить лиственными деревьями участки улиц против домов, обустроить тротуары. На 10 лет вводится новый налог - на мощение улиц, причем готовые участки принимаются по акту только через год - после проверки временем. Проектируется водопровод, строится первая электрическая станция, появляется городской телефон, открывается паромная переправа. Рассматриваются проекты понтонного моста через Обь, прокладки трамвайных путей, организации справочной службы и т.д. Умелое использование безпроцентных суд и коммерческих вложений позволило построить 13 школ. В результате в  1911 году в Новониколаевске было введено всеобщее начальное обучение, а в 1913-м город признали лучшим в России по организации начального школьного образования [11,142-148]. Здесь следует отметить особый вклад в развитие города  от деятельности первого Городского головы Владимира Ипполитовича Жернакова. Именно благодаря действиям его управленческой команды Алтайская железная дорога приходит не в Томск, а в Новониколаевск, вследствие чего бюджет города вырос в 3,5 раза.  Все эти факты только подтверждают, что именно органично сложившиеся городские отношения позволили Новониколаевску ещё до революции стать наравне с такими историческими городами, как Томск, Барнаул, Бийск.

Сегодня Новосибирск – крупнейшее муниципальное образование в России. Традиции городского самоуправления прочно живут со дня основания города и отражены в сохранении и развитии территориальных органов самоуправления (ТОС). И в этом безусловная заслуга новосибирских городских властей.

Рождение новой деятельности – основа для диверсификационной городской экономики, укрепляющей позиции среднего социального класса. Американский социолог Джейн Джекобс считала всякую дискриминацию серьезной экономической проблемой [6,252], выраженной в создании преград для создания и развития новых форм деятельности. В качестве ресурса для развития современного города социологи и экономисты  считают новое реформирование управленческой структуры, в результате которого будут максимально анализироваться и учитываться разные точки зрения горожан[15]. Традиционная жёсткая бюрократическая иерархия в управлении построена на банальном администрировании, поэтому часто не компетентна в разрешении  проблем разных, в особенности беднейших, социальных слоёв. Стремясь разрешить противоречия, горожане поддаются постоянному искушению прибегнуть к услугам криминала и коррупции для продолжения и выживания своей деятельности. При этом коррумпированные эшелоны власти всегда стремятся контролировать СМИ, так как вооружённые информацией горожане всё подвергнут сомнению [9,42].  Как результат, единодушные, почти одинаковые мнения, а как сказал генерал Джордж Паттон: « Если все думают одинаково, значит, кто-то не думает вообще»[9,173]. Значительная часть населения, так и остается не услышанной. Реальная картина искажена, что часто мешает правильно выстроить стратегические целевые программы. Отсутствие стимула и собственно методологии для создания новых неординарных идей  лишает горожан креативной среды. Город становится не конкурентно способным, а это начало стагнации. Как сказал Джон Ф.Кеннеди, единообразие – тюремщик свободы и враг роста [9,167]. Для нового управленческого подхода, основанного на сложности организма города, необходимо обеспечение вживления и вовлечения всех слоёв горожан в принятие стратегических решений.  Следует переместить принятия решений туда, где сосредоточена компетенция [9,170]. Этому могут способствовать многочисленные креативные, клубные, дискуссионные и экспертные площадки. Например, в Париже и Лондоне ими стали так называемые «философские» кафе, где стимулируются дискуссия и обсуждаются городские проблемы в форме мозговых штурмов [15,183]. Получив опыт диалоговых обсуждений проблем, горожанин получит необходимое образование для ответственного выбора и принятия будущего решения. Этот мучительный процесс взросления общества нам необходимо пройти. Задерживая его, мы только продолжим растить проблемы подросткового периода неразвитых городских отношений.

Но такой процесс без образования бессмыслен. Цеховое ремесленное и церковное по приходам обучение всегда формировало в Европе образованного горожанина. Для получения управленческого опыта кроме «школьного» внутрицехового обучения необходимо универсальное образование, позволяющее разносторонне рассмотреть городской организм. Издревле этим занимались средневековые университеты, которые конкурировали с городами и имели практически собственное самоуправление.

Сегодня в России получение такого образования крайне необходимо для утверждения городов, как оплотов самоуправления. «Для людей образованных, гибких и способных найти себе работу, город – наслаждение, свобода и высокая энергия. Людей, лишённых этих качеств, в городе ждёт только чувство безнадёжности, бессилия, дискомфорт и нищета» [15,72].

Образование и воспитание горожанина как опоры будущего гражданского общества может происходить в условиях соучастия в процессе создания и формирования градостроительной документации. Сложность такого партнерского решения городских проблем чиновником, профессионалом и горожанином содержится в разных подходах к пониманию города, о чем ещё писал известный методолог В.А.Никитин в статье «Принцип города» [8].

Для городских властей характерен организационном подход, где город выступает как соорганизованная совокупная деятельность крупнейших позиционеров, действующих в городе. История города в этом случае – это смена различных программ развития и форм управления.

Для профессионалов проектировщиков и управленцев близок инженерный подход, который представляет город как сложную машину для обеспечения жизни и как функциональное пространство для деятельности машин производства. Город изображается в виде чертежей и схем (водопровод, канализация, транспортные схемы и т.д.). История города в этом подходе выступает как смена поколений инженерных систем (машин жизнеобеспечения), планировочных структур города, имеет отражение в чертежах генплана, топографических планах и т.д. Часто профессионалы используют научный подход, где город рассматривается как некий идеальный объект. Этот подход характерен для экономико-географических исследований. Он описывает город в виде графиков, кривых, характеризующих изменение различных параметров, которые используются как обоснования для проектов районной планировки и социальной политики вообще. Для архитекторов же ближе формальный (авангардный)  подход, описывающий город как форму, преобразование которой является основной задачей. Этот подход особенно ярко проявляется в работах, представленных на различных международных архитектурных конкурсах. Ценностными характеристиками в этом случае являются оригинальность, новизна, концептуальность. История города предстает как смена принципов организации городского пространства и демонстрация этого в конкретных объектах и комплексах

Горожане несут в себе целый спектр подходов. Общественным организациям характерен гуманитарный подход, показывающий город с точки зрения организации процессов жизнедеятельности. Город выступает как среда для выращивания и существования «естественных» городских организмов. Городская история показывает эволюцию восприятия и осмысления среды горожанами, форм организации и представления города. Основная часть использует мифологический подход, где город как воплощение божественной воли, как мистическое сакральное пространство, а историю города как цепь чудесных уникальных событий.

Сложность различных картин города, о которых сообщает В.А.Никитин, в социальной среде горожан не препятствие для формирования городского законодательства и городской градостроительной и нормативной документации. Наоборот, именно противоречие и конфликт порождает необходимость создания таких документов, оформляющих коллективный договор.  Анри Лефевр в своей статье «Право на город» утверждает, что город – это место, где и живёт различие, где права гражданства должны постоянно оспариваться и переопределяться вследствие борьбы за формирования среды и условий общественных пространств. Город следует понимать как oeuvre (труд, творение, опус – фр.), как творческое свершение, в котором принимали участие все его жители, действующие в публичной сфере [10,141]. К сожалению, развитие сегодняшнего российского города можно сравнить со строительством вавилонской башни, когда все участники разделены языковыми барьерами, что укрепляет глухой снобизм профессионалов и ханжеское невежество дилетантов. Такая «вавилонская» доминирующая вертикаль – символ коррупции, использующей разделение горожан для власти.

Город как сложная система, сегодня уже не может развиваться на банальных принципах администрирования и несистемном мониторинге поступающей информации. Дж. Форрестер предупреждал о том, что город резистентен к административным новшествам. Отдалённая  (долгосрочная) реакция на какое-либо административное нововведение часто может оказаться прямо противоположной немедленной (краткосрочной) реакции на это нововведение. Часто в этом обвиняют слабый мониторинг.  Но дело даже не в недостатке или качестве информации – это не главное препятствие для развития города. Препятствием является отсутствие в управленческих командах готовности и способности  организовать уже имеющуюся информацию в такой форме, которая будет отражать структуру реальной системы города. Для этого прежде всего необходимо устранить барьеры между различными дисциплинами и областями знаний, так как такие сложные социальные системы как город были искусственно разделены на изолированные области мышления [7,119 и 125]. Особенность для российских управленческих структур состоит в том, что Россия принадлежит к такому типу культур, создающую «свою «идеальную» модель города не для внедрения в жизнь, а лишь для её преобразования» [13,12]. С давних времен всякая инициатива на местах была приравнена к оппозиции. Многие требования, в том числе инженерные, санитарные и противопожарные в «спущенном» сверху городском законодательстве 1879 и 1892 годов не были подкреплены ни юридически, ни экономически, ни технически. Прошло более ста лет, трижды изменилось государственное устройство, но градостроительные нормы, как стратегические документы, так и не учитывают реальную структуру российских городов, именно поэтому трудно предположить какой мы можем получить результат от действия законодательства, если ещё и учесть, что оно часто нарушается. Одно из сложнейших изменений в ментальности горожан и управленцев – это правдивое отражение реальной ситуации для постановки задачи. Реальная задача тотчас отразится в законодательстве, которое станет выполнимым и тем самым принятым подавляющим большинством общества. Города станут комфортными для рождения новой деятельности, тем самым будет стимулировано развитие.

 Градостроительный кодекс РФ требует прохождения общественных слушаний при утверждении градостроительной документации. Пока эта процедура для всех слишком нова, поэтому результаты соучастия горожан в формировании планировочных и градостроительных регламентов далеки от совершенства. Есть вероятность, что опыт таких слушаний в конечном итоге приведет к конструктивным итогам. Возможно, этому будут способствовать создаваемые инновационные социальные институты, формирующие городские отношения: например, информационно-аналитический центр с постоянным мониторингом и анализом, а также другие экспертные площадки для диалоговых контактов всех участников процесса. Именно такой площадкой может стать открытый градостроительный форум, ежегодно проводимый в Новосибирске. Открытый форум – не что иное, как отголосок сходов первых поселенцев, цель которых - город. Для этого надо проанализировать и пережить вчерашнее, чтобы выйти достойно из кризиса завтра. Установление зрелых городских отношений порождает ресурс для оптимизации расходов и эффективности развития города. В этом позитив сегодняшнего дня, который требует создания нового языка для ответственной и терпеливой совместной работы над формой города.

март 2009г.

Список литературы:

1.        Валишевский К. Иван Грозный /Репринтное воспроизведение издания 1912 года. – М.: Совместное советс.-финск. Изд.-во «ИКПА», 1989

2.        Велихов Л.А. Основы городского хозяйства, - М.: Наука, 1996.

3.        Волков А.М. «Сказочные повести» Новосибирск, «Глобус-С»,1993

4.        Глазычев В.Л. Урбанистика. – М.: Издательство «Европа», 2008

5.        Гутнов А.Э., Глазычев В.Л. Мир архитектуры. – М.: Молодая гвардия, 1990.

6.        Джекобс Дж. Экономика городов / пер. с англ.; под общ.ред.О.Н.Лугового. – Новосибирск: Культурное наследие, 2008

7.        Дж.Форрестер. Динамика развития города, - М., изд-во «Прогресс», 1974

8.        В.А.Никитин, Е.Н.Никитина «Принцип города: организационное представление», материалы сайта «Методология в России»

9.  Риддестрале, Й.  Караоке-капитализм: Менеджмент для человечества / Йонас Риддестрале, Кьелл Нордстрем; пер. с англ. (В.Мишучкова); Стокгольмская школа экономики. – 2-е изд. – М. : Манн, Иванов и Фербер, 2008.

10.     Румер ван Тоорн. Альтернатива неолиберальной урбанизации. Проект-International, №17

11.     Созидатели: Книга очерков . - Новосибирск: Клуб меценатов, 2003. - Т.2.

12.     Синергетика и психология. Тексты./Выпуск 1 «Методологические вопросы» - М.: издательство МГСУ «Союз», 1997 

13.     Я.Урусова. Взыскуемый град. Проект Россия №17

14.     Хасиева С.А. Архитектура городской среды: Учеб.для вузов.- М.: Стройиздат, 2001

15.     Чарльз Лэндри «Креативный город» / пер.с англ. – М.: Издательский дом «Классика-ХХI», 2005

Статья опубликована:

1.Сборник «Материалы всероссийской научно-практической конференции «Региональные научно-практические архитектурно-художественные школы»

2.        Журнал «Проектирование и строительство в Сибири»

3.        Сборник материалов III Открытого градостроительного форума

4.        Журнал «Архитектура и строительство» №3, 2010

5.        Сборник «Стратегическое управление развитием города. IV Открытый градостроительный форум»

Ваш комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Архивы
Проверка ТИЦ
Яндекс цитирования

© 2017 ARCH-I-TECT · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru