16 апреля 2012      373      3

15 ЛЕТ СО ДНЯ ОТКРЫТИЯ ЗДАНИЯ АЛТАЙСБЕРБАНКА

Авторы: архитекторы И.В.Поповский, А.П.Долнаков, конструктор Е.А.Торопов, архитекторы (интерьер, благоустройство) Н.В.Лысенко,Ю.В.Лысенко.

Проект: ПТМ №1 А.П.Долнакова(г.Новосибирск)& ПИ Алтайкоммунпроект (г.Барнаул) 1994г.

Реализация: ООО “ЭКАТЭ”(г.Бийск) 1994-1997гг.

Данная статья является дополненной авторской редакцией статьи «Административное здание Алтайсбербанка», размещенной в журнале ПРО (Проект Сибирь)  №8, январь-февраль 2001г.

Задача

Архитектор – толкователь потребностей людей в среде со всеми её уровнями и значениями.

По К.Норберту-Шульцу.

1994г. Задача для проектирования была поставлена предельно просто. Необходимо создать:

а) лучшее здание в Барнауле;

б) строгое, в духе педантизма немецких банков;

в) но традиционное, т.е. эклектичное в духе г.Барнаула.

С тех пор я полюбил Барнаул…

Место

«Каждое место содержит в себе скрытый образ трансформации, латентное желание стать чем-то иным. Обязанность архитектора – обнаружить и раскрыть этот потенциал».

Марио Ботта

Фото Антона Знаменщикова

Место, на котором выстроили здание Алтайсбербанка – уникальное. В начале ХХ века здесь была окраина города, а в конце столетия  –  разместился центр. Парадное классическое пространство административной площади раскрывается на гигантскую перспективу Обского бульвара. Но если продвигаться дальше к Оби, то примерно в течение десяти-пятнадцати минут, мы сначала окажемся в частном секторе с не асфальтированным проспектом Карла Маркса, а уж затем попадём  сразу в пригород с чудесным речным ландшафтом. Не зная Барнаула, никогда не догадаешься, что от здания банка до обрывистого берега Оби чуть более километра. В будущем здесь будет  Обской бульвар – новый градостроительный масштаб Барнаула, города бушующей эклектики и формотворческих экспериментов  в архитектуре. Поэтому-то странным было сохранение в 80-х годах, почти в средине уже существующего бульвара, двухэтажного дома постройки начала XХв. (сейчас дом-мемориал воинов-«афганцев»). Именно для поддержки створа бульвара на углу Комсомольского проспекта и Обского бульвара логично напрашивался градостроительный акцент. В здании Алтайсбербанка это угловая башня, “растворившая” в своём зеркальном стекле находящуюся напротив эклектику начала века. Исполняя роль доминанты, банк вместе с домом-мемориалом воинов-интернационалистов формирует «кирпичный» силуэт бульвара со стороны главной площади Барнаула. Проектом были предусмотрены 2-я и 3-я очереди банка вдоль Обского бульвара, которые вместе с 1-ой очередью образовали бы симметричный объём на целый квартал. А пока с восточной стороны разбит небольшой скверик с малыми  архитектурными формами для сотрудников  банка (авторы:  архитекторы Н. Лысенко и Ю.Лысенко).

Объём

Монстр – это НЕЧТО, непривычно большое, страшное, вызывающее волнующие эмоции. С точки зрения архитектора – это лишь увеличенный оригинал, игра масштабов...

Илья Уткин.

Что касается объёма здания, то он выстроен согласно теории экзистенционализма норвежского архитектора-психолога Кристиана Норберта-Шульца, который понимает пространство бытия как образ, «имидж» окружения, имеющего «объект-характер». В данном случае региональный контекст это «имидж», а «объект» здание банка, имеющего более стопятидесятилетнюю историю стабильности и устойчивости.

Контекст поддержан почти  откровенным цитированием окружения. Поэтому в архитектурных деталях  отражены элементы окружающей городской среды: эркеры от бульварного “сотого” магазина, кирпичная арка от “купеческой” архитектуры, и, наконец, входной портал от советской архитектуры 50-х, которая преобладает здесь, на Ленинском проспекте. А  башенка с перголой на заднем плане отдалённо напоминает расположенный неподалёку элеватор (символ накопительства?).

Характер банковского здания создавался вследствие использования композиционных приёмов  архитектур тоталитаризма. Стеклянная египетская пирамида покоится на ступенчатом ассиро-вавилонском объёме (не отсюда ли одно из прозвищ здания – «мавзолей»?), а угловая  башня почти заимствована от манхэттенских небоскрёбов. Чёрный входной портал с эмблемами – это ли не дань “сталинскому  ампиру”, а кирпичная стена с белыми штукатурными тягами и дырчатым парапетом ассоциативно напоминает о московском кремле. К этому добавляется экспортированный из Новосибирска укрупнённый столичный масштаб, который призван поддержать величину нового бульвара.

Символ

Меняются эпохи и стили, а задача архитектуры и дизайна остаётся всё той же – придать утилитарности поэтическую форму.

Эмилио Амбаж.

Мир не может быть объяснён человеком вне языка. В архитектуре знаковые (семантические)  формы, наполняясь смыслом, превращаются в слова и предложения. Начало архитектуры здания Алтайсбербанка  основано на раскрытии итальянского слова “banco”, что в переводе означает “скамья”. Именно на ней сидели первые банкиры - генуэзские менялы, а рядом стояли их хитрые сундуки. Угол здания - четырёхколонный “табурет”, “на нём” – апартаменты правления Алтайсбербанка, над которыми - пирамида, символ финансовой иерархии. По бокам этой кирпичной «скамьи» разместились два огромных увесистых «сундука» с «застёжками» в виде белых козырьков на 6-м этаже. Коридоры глухих «сундуков» ведут в угловые двухсветные холлы, в которых «по-райтовски» можно чувствовать себя свободно, словно на улице. Здесь  много воздуха и света. При помощи зеркал ломаного витража  зрителю изнутри «виртуально» предстают отражённые перспективы Обского бульвара и Комсомольского проспекта – одна из попыток восполнить недостаток городской среды. Но по-настоящему свободно вздохнуть можно среди цветников на эксплуатируемой кровле. Этот сад появился вместо вырубленных в процессе строительства тополей.

Функция

В здании разместился офис краевой администрации Алтайского банка Сбербанка РФ на 340 сотрудников. Первый этаж и подвал занимают кладовые ценностей, оперзалы для физических и юридических лиц, пункт обмена валюты, буфет, сауна, двухсветный входной вестибюль. На втором этаже есть также и гостиничные номера. В угловой остеклённой части здания расположены двухсветные лестнично-лифтовые холлы: соответственно на 3-4  и  5-6 этажах. От них идут два коридора к кабинетам и отделам. На 7 этаже в башне и по обеим сторонам от неё разместились апартаменты краевого правления банка с небольшим конференц-залом. Непосредственно над столом заседаний расположен стеклянный фонарь в зимний сад, который находится в венчающей пирамиде. Половина кровли - эксплуатируемая, с цветниками, перголами, со смотровой площадкой, с которой виден почти весь Барнаул и р.Обь.

Материал

Конструктивная схема здания - ж.б. каркас серии 1.020 и самонесущие красные кирпичные стены с белыми штукатурными поясами. Семиметровый цоколь облицован чёрным лабрадоритом Головинского месторождения (Украина), китайским  серым гранитом с фактурой “скала” и египетским серым гранитом, детали из ремнёвской яшмы. При строительстве я  с удовольствием прикасался к этим камням, принесшим с собой шорох украинских степей, теплоту песков Египта и прохладу наводнений великих рек Китая. Однако в интерьерах, несмотря на усилие дизайнеров, произошёл эклектичный хаос соучастия заказчика и строителей, поэтому стилистическая, равно как и философская основа, к сожалению, не состоялась. Хотя в целом это соответствует эпохе середины 90-х годов прошлого столетия, эпохи рубежа между социализмом и капитализмом, эпохи знакомства России со всем миром.

Жизнь объекта

Прошло пятнадцать лет. Мне посчастливилось запроектировать сбербанки в Новосибирске, Бийске, Новоалтайске и РКЦ Национального банка  Республики Алтай в Горно-Алтайске. Не смотря на это, здание сбербанка в Барнауле у меня на особом счету.

Произошла реорганизация Сбербанка России и, к моему сожалению, теперь нет Алтайского банка, который был поглощен Сибирским банком с управлением в головном офисе в Новосибирске. Но даже сейчас, ни одно изменение в архитектуре  не проходит без уведомления автора, а в значительных случаях – с  обязательным согласованием. Такое отношение к архитектору просто удивительно, особенно если сравнить с новосибирскими объектами, когда при строительстве здания архитекторов могут менять «как перчатки». Большинство новосибирских зданий истерзанные и измученные странными, а порой дикими изменениями по воле кого угодно, только не архитектора.

Использовано фото с форума skyscrapercity.com

Эксплуатируемую кровлю сбербанка сначала превратили в парадное пространство «для избранных», что повлекло неэффективность использования. Затем появилась гигантская реклама, загородившая солнце – и кровля исчезла, как идея. О существовании ее не знают не только в регионе, но и сами барнаульцы. Стеклянный шатер-башенка производства Красноярского алюминиевого завода, стал катастрофически протекать и был заменен более качественным витражом импортного производства. Над входом появился стеклянный козырек, причем под авторским надзором и поэтому в стиле здания. Но над козырьком на башне повис электронный экран. Увы, веление корпоративных требований Сбербанка оказалось приоритетным по отношению к архитектуре здания. Вред этого решения хоть и удалось сократить до минимума, но все равно, черный ящик выглядит неуместно, как и водрузившаяся без согласования на башне эмблема сбербанка.   Деревянная пергола, не имевшая качественную антипиреновую пропитку, сгнила и заменилась металлической – неизящной и грубой.

Здание проживает полноценную жизнь, но уже не вмещает всех сотрудников Сбербанка. Мною было предложено некое новое видение архитектурного продолжения Обского бульвара, но это осталось на бумаге.

Одна из сотрудниц банка как-то сказала мне, что это здание непонятно по времени: вроде и современное, а вроде как будто давно уже здесь было. Архитектура банка создала первую презентабельную парадность Комсомольскому проспекту, поэтому впоследствии здесь появились неординарные объекты. Тем самым изменилась вся  городская среда к лучшему.

Журнал Проект Россия на своих страницах разместил лестную статью об архитектуре банка (А.Ложкин «Феномен провинциального города» Проект Россия №44). За пятнадцать  лет существования здания, о нем часто отзывались и хорошо, и плохо. Но я счастлив, слушая любую оценку. Для меня это продолжение диалога с жителями Барнаула…

Обсуждение: 3 коммент.
  1. Irina Zakharova пишет:

    Очень импонирует и впечатляет эта манера Игоря Поповского – подводить теоретическую базу под все свои проекты, анализ всегда интересен. Редчайшая черта для современного архитектора!

    Ответить
  2. Irina Zakharova пишет:

    А у меня здание сразу вызвало в памяти новосибирские школы А.Д. Крячкова. Люблю их. Есть параллели! Эклектика с временным интервалом в 100 лет.

    Ответить
  3. Наталья пишет:

    столько лет прожила в Барнауле, а не знала, что И.В. Поповский – архитектор банка на Комсомольском! Но я не могу сказать, что влюблена в Барнаул… скорей, в Новосибирск)

    Ответить

Ваш комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Архивы
Проверка ТИЦ
Яндекс цитирования

© 2017 ARCH-I-TECT · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru