16 марта 2012      109      0

ПЛОЩАДЬ СВЕРДЛОВА – ПРОСТРАНСТВО ЭПОХ. Часть 2.

       Архитектура площади Свердлова отражает все основные эпохи формирования застройки Новосибирска. Здесь мы можем встретить как первые постройки Новониколаевска, так и здания современного города. Собор Александра Невского – первое каменное общественное здание Новосибирска. Решение о строительстве храма было принято на собрании жителей посёлка менее чем через два года после его появления – 10 ноября 1895 года. Дело в том, что недолгое время посёлок назывался в честь царя Александра III –  Александровским. Для строительства храма осуществили сбор пожертвований. В 1896 году указом Николая II был выделен безвозмездно земельный участок под строительство и пожертвовано на строительство 5000 рублей (позднее император добавил ещё 6500 рублей). 45000 рублей выдал фонд имени Александра III. По тем временам это были огромные деньги. Остальную часть расходов оплатили жители посёлка. Самое большое вложение сделали купцы 1 гильдии супруги Баевы. 15 мая 1896 года состоялся молебен и 29 мая собор был заложен. Каменную кладку из красного кирпича вели итальянские каменщики. 29 декабря 1899 года собор освятили и он стал самым крупным храмовым сооружением на всем протяжении Транссибирской железной дороги. Он имел три престола – центральный во имя святого Александра Невского и два боковых: во имя святителя и чудотворца Николая и святого великомученика Георгия Победоносца. Первым настоятелем был священник Николай Иванович Завадовский. Строительство велось под руководством инженера-путейца Н.М.Тихомирова. В 1971 году при прокладке кабельных сетей рядом с собором рабочие натолкнулись на склеп с останками Тихомирова, которые в последствии перезахоронили на Заельцовском кладбище.

Собор Александра Невского

         Архитектура собора была выполнена в византийском стиле. Долгое время назывались разные авторы этого сооружения. Сначала это был архитектор Николай Соловьёв, который, якобы, повторил пропорции храма «Милующей Божьей Матери» в Галерной гавани Санкт-Петербурга. Затем автором был назван известнейший томский архитектор  К.К.Лыгин, положивший в основу вариант «новой церкви для Санкт-Петербурга» архитекторов В Косякова и Д.Пруссака. В известной энциклопедии «Новосибирск», изданной в 2003 году,  и вовсе приводятся две статьи о храме, где публикуются сразу два варианта авторства данного сооружения. Но более убедительные доводы были описаны в интернетовской статье «К вопросу об авторстве и прототипах собора Св. Александра Невского в Новониколаевске (Новосибирске)» кандидата архитектуры А.В.Радзюкевича. Опираясь на собственные исследования, автор статьи сообщает о прототипе новосибирского храма - тифлисском соборе Александра Невского архитектора Д.И.Грима построенного в 1897 году. Если учесть, что Лыгин с 1890 по 1895 год работал на Кавказе, то доводы становятся весьма основательными. В отличие от нашего здания, построенного всего за три года, собор в Тифлисе строился 25 лет и был почти в два раза больше. А.В.Радзюкевич, внимательно исследуя архитектуру двух зданий, пришёл к выводу, что К.Лыгин выполнил не просто копию, а талантливо мастерски развил идею прототипа

       В 1937 году собор по решению местных властей был закрыт. Дважды его взрывали, разрушили колокольню, появились трещины, но здание устояло. При расчёте нового заряда взрывчатки выяснилось, что соседние здания тоже пострадают при взрыве, а соседи у собора были очень даже ответственными постройками.

         В 1937 году А.Д.Крячков получил Гран-При на торгово-промышленной выставке в Париже за достижение в архитектуре, в частности, за 100-квартирный жилой дом для работников Крайисполкома. В отличие от «Дома под часами», стоквартирный дом был запроектирован  уже без экспериментов домов–коммун авангардного конструктивизма, без идей нового коммунистического быта. Получился совершенно традиционный жилой дом в стиле  неоклассицизма знаменитого французского архитектора Огюста Перре, который, кстати, был одним из членов жюри на выставке в Париже. В начале 40-х известный архитектор А.И. Гегелло, также обладатель парижского Гран-При, в своем выступлении на совещании Новосибирского отделения союза архитекторов СССР раскритиковал архитектуру стоквартирного жилого дома, как чуждую пролетарскому духу. Однако здание отражало новые установки партийной элиты, отвечающие духу нарождающейся сталинской империи, поэтому критика так и не повлияла на славу этого прекрасного жилого дома. Сегодня 100-квартирный дом настоящая архитектурная гордость города.

     Массивный по длине, занимающий целый квартал, дом оказывает огромное влияние на окружающую застройку. Поэтому даже новые здания 70-х и 80-х годов, так или иначе, соподчинялись его масштабу, а архитекторы  для нового строительства использовали композиционные приёмы 100-квартирного дома и даже детали его архитектуры. Примечательно, что на месте сквера перед домом до революции была построена пожарная каланча в стиле модерн, на которой был написан девиз: «Один за всех – все за одного». В начале 30-х она ещё существовала, но после завершения строительства жилого дома, была разобрана.

           Акцентированные углы 100-квартирного дома, обращённые к  улицам Спартака и Сибревкома, разнятся по формальному решению. Совсем недавно, вследствие этого, к нам вдруг «перекочевала» одна известная московская легенда. Якобы проект фасада 100-квартирного жилого дома был начерчен в двух вариантах. Для удобства два разных решения углов на одном чертеже разделялось осью симметрии. Но согласующий ответственный чиновник подписался посередине по этой самой осью, что привело в затруднение исполнителей. Поэтому было решено выполнить как на чертеже, то есть оба варианта углов. На самом деле эта легенда относится к знаменитой столичной гостинице «Москва», расположенной на Манежной площади. Сегодня, снесённая несколько лет назад, она восстанавлена в прежнем виде.  Две угловых башни-ризалиты, обращённые на площадь, были слишком уж разные по архитектуре, несмотря на явное симметричное решение фасадов. В народе это вызывало беспокойство, поэтому родилась легенда о чертеже, который, кстати, действительно был, причём с подписью посередине. Подпись была поставлена «отцом народов» Иосифом Сталиным. Но это лишь миф, отражающий подсознательный трепет подданных перед вождём. В действительности, в этом противоречивом решении отразился непримиримый конфликт между молодыми и опытными авторами проекта. Архитекторы нового поколения Л.Савельев и О.Стапран сначала обвинили А.Щусева в присвоении авторства, а затем донесли на знаменитого архитектора о его идеологических предпочтениях не в пользу комсомола. Щусева даже выслали из Москвы, но вскоре, понимая, что автор  мавзолея Ленина просто не может быть антисоветским, возвратили обратно в столицу. Продолжая работу, А.Щусев из принципа не стал менять архитектурное решение башни, запроектированное молодыми оппонентами, а другую симметричную башню сделал по-своему. Так и отразилась бессмысленная борьба поколений в разных решениях главного фасада гостиницы Москва. Но в Новосибирске над фасадами 100-квартирного жилого дома работал прекрасный мастер архитектуры, соавтор А.Д. Крячкова, Н.С.Масленников, который несколько лет обучался во Франции. Поэтому его решения были отнюдь не случайными. В отличающихся углах дома была особая тонкость мастерского видения, в результате которого с разных точек дом воспринимался по-разному. Следует отметить, что именно такая асимметрия прослеживалась в готических соборах Европы.

Стоквартирный дом и Крайисполком

     Строгость и изысканность 100-квартирного дома гармонично соответствовали архитектуре собора Александра Невского, но идеологически для советского времени это выглядело странно.  После закрытия храма в 1937 году все росписи были уничтожены, внутри храма возведены дополнительные этажи. Сначала там размещался проектный институт «Промстройпроект», а затем – новосибирская студия кинохроники. Изуродованный, с помятыми куполами, он выглядел весьма печально. Однажды кто-то на центральном куполе, обращенном в сторону железной дороги, крупными белыми буквами написал «Лорик», и около месяца это имя так и не закрашивалось.

       Совсем рядом с собором размещалась спецбольница для госчиновников. Для расширения её был построен новый корпус. Казалось, наступление новой архитектуры неминуемо. Но угроза сноса собора в 70-х годах неожиданно прекратилась. Дело в том, что храм вдруг стал памятником. В техническом паспорте здания записали: «Собор как памятник культовой архитектуры значимости не имеет. Ценен прежде всего тем, что является первым каменным зданием в городе.» В книге С.Н.Баландина «Новосибирск. История градостроительства 1893-1945 гг.», изданной в 1978 году, об архитектуре собора было  написано как о «казённом» образце «зодчества «национального стиля», насаждаемого свыше», не имеющего «ничего общего с древнерусской архитектурой и были лишь выражением шовинисткой политики царизма.» Ещё цитата: «Эти нелучшие образцы сооружений носили печать учёной профессиональной рассудочности и творческой сухости. В возрождении внешних форм искусства сказалась реакционность буржуазно-помещечьего и милитаристического окружения царя и попытки противопоставить культуру прошлых времён новым укрепляющимся в русском обществе демократическим тенденциям…»

       Однако ровно через 10 лет произошли удивительные для советского общества события. В апреле 1984 года студия кинохроники покинула помещение собора. Облсовет принял распоряжение о передаче здания для реконструкции собора под камерный органный зал Новосибирской филармонии. В  институте «Новосибгражданпроект» начали разрабатывать рабочие чертежи. Но совершенно неожиданно поднялась волна протеста. Статья «Дорога к храму» А.Плитченко  в газете «Вечерний Новосибирск» от 8 февраля 1989 года призвала к передаче здания собора Новосибирской епархии. Это предложение поддержал объединённый пленум творческих союзов города. В администрацию города посыпались письма горожан с просьбой о скорейшей передаче храма верующим. В городе возникли инициативные группы по сбору подписей, а 9 июля в Нарымском сквере прошёл митинг. Его участники приняли решение об усилении борьбы, вплоть до применения голодовки и пикетирования, с привлечением средств общероссийских СМИ. И вот 25 августа 1989 года горсовет, «учитывая общественное мнение жителей города, предложения общественных организаций, а также просьбу Новосибирского епархиального управления» принял решение о передаче собора Александра Невского русской православной церкви. А 29 сентября 1989 года уже облсовет отменил распоряжение облисполкома о передаче здания собора Новосибирской филармонии. Вот так «культура прошлых времён» после длительного времени тоталитаризма стала символом для одного из первых перестроечных проявлений демократии и плюрализма. После передачи храма церкви восстановили звонницу, позолотили купола, построили крестильный храм и святой источник по проекту архитекторов А.Скоробогатько, С.Пикулика, В.Трапезникова Архитектура новых построек талантливо и гармонично повторила стиль собора и в Новосибирске, и в начале Красного проспекта возник прекрасный храмовый комплекс.

       До революции собор Александра Невского был не единственным сакральным сооружением на площади. Построенное в 1912 году здание реального училища имени Дома Романовых по проекту А.Д.Крячкова на севере имела встроенную часовню. После реконструкции и надстройки на два этажа это решение навсегда стало скрытым для новосибирцев, хотя по архитектуре окон даже сегодня можно догадаться о следах домовой церкви. Традиционно для Новосибирска в 70-х годах здание бывшего реального училища, а ныне детской больницы было окрашено в серый цвет, вместо привычного салатно-зелёного. Думаю, что вряд ли такой казарменный вид нравится маленьким пациентам. Дореволюционное реальное училище было, наоборот, комфортным и светлым зданием. Просветительский дух был подкреплен астрофизической башней для размещения телескопа. Во времена революции оборудование башни было утеряно. Только в 2012 году в Новосибирске открылся астрофизический центр с планетарием, который возродил просветительскую деятельность реального училища. В 1913 году в честь празднования 300-летия царского дома Романовых был  поставлен спектакль «Жизнь за царя», история известная сегодня как «Иван Сусанин». После торжественных событий училище было присвоено имя царствующей семьи Романовых.

Здание Сибревкома

     Здание Сибревкома  (ныне Художественный музей) несмотря на неоднократные попытки активных реконструкций, причём даже самим автором А.Д.Крячковым, сохранилось в первозданном виде. Пропорциональное симметричное решение главного фасада, увенчанного куполом и скульптурой, сегодня памятник рационалистического модерна с классическим наполнением. Это здание украшено скульптурными фигурами, что редкость для Новосибирска. Но это не единственное монументальное украшение архитектурного объекта на площади Свердлова. В 1933 году рядом с храмом Александра Невского было построено здание «Запсибзолото» (арх. А.И.Бобров) в стиле конструктивизма. Но уже в 1936 году архитектором В.М.Тейтелем для придания монументальности был изменён внешний вид здания в стиле классического наследия, а фронтон украсил барельеф скульптора С.Р.Надольского. На крыльце посередине поставили памятник В.И.Ленину. В 70-х годах скульптура вождя неожиданно начала разрушаться. Совсем незаметно она была демонтирована. Затем случился пожар, который почти уничтожил здание «Запсибзолото», но в последствие оно было восстановлено, и барельеф сохранился.

       Зданию Сибревкома повезло больше. После ликвидации КПСС в здании разместилась картинная галерея. Именно в Художественный музей и областную библиотеку впервые в Новосибирске пришёл интернет. Будучи хранилищем художественных ценностей, музей стал площадкой культурного обмена между Новосибирском и всем миром. И именно здесь на круглом столе в рамках ХI регионального фестиваля архитектуры «Золотая капитель» художником Мусиенко была предложена на обсуждение творческой интеллигенции идея превращения Новосибирска в культурную столицу Евразии. В 1920-х годах стиль здания Сибревкома в газете «Советская Сибирь» критиковали как чуждый пролетарской архитектуре, но оно сохранилось в первозданном виде, как и пни в курдонере, оставшиеся после прорубке просеки в сосновом бору в 1893 году.

      Но не только монументальной классикой и историческими стилями представлена архитектура площади Свердлова. С мая 1925г. по июль 1930г. Новосибирск – центр Сибирского края, а с июля 1930г. по сентябрь 1937г. – центр Западно-Сибирского края.  Это один из самых ярких периодов архитектуры Новосибирска, когда многие построенные объекты в последствие стали символами города и предметами гордости горожан. Это время формирования основной архитектурной среды и образа Новосибирска.  Период характерен продолжением установлением столичных функций города, возникновением крупных и даже гигантских сооружений,  резким повышением средней этажности зданий до 5-7 этажей, активной реконструкцией  существующей каменной купеческой и другой застройки. Новые общественные и культурные здания формируют первые площади города. Проектирование происходит как местными архитекторами, так и иногородними, победившими в конкурсах. Здание в стиле русского конструктивизма Крайисполкома (ныне областной администрации) является ярким примером той эпохи. Его полукруглый ризалит одно из распространенных решений западного функционализма и советского авнгарда, поэтому делает его схожим с со знаменитыми московским зданием Наркомзема (арх. А.Щусева) и универсальным магазином Шокен  в Штутгарде (арх.Э.Мендельсон) . Длительное время авторство приписывалось только Крячкову, но со временем выяснилось, что основными авторами этого здания были архитекторы Б.А.Гордеев и С.П.Тургенев, а А.Д.Крячков запроектировал только решение первого этажа. Здание Крайисполкома - настоящая «жемчужина конструктивизма» Новосибирска. Мировое общество DOCOMOMO, охраняющее памятники современной архитектуры, признало это здание как одно из 800 лучших авангардных творений архитектуры в мире.

      В начале 50-х годов в районе собора был запроектирован створ пешеходно-транспортной эспланады, ведущей через железнодорожные пути к реке, где предполагалось на территории порта разместить здание речного вокзала. Если бы это талантливая идея воплотилась, то площадь получила бы ещё одну связь с рекой Обью, что укрепило бы её значение среди центральных площадей. Но это оказалось дорогим удовольствием, и на створе эспланады была построена банальная пятиэтажная «хрущёвка», в которой на четвёртом этаже жил автор этих строк. Из окна моей квартиры откр  ывался необычайный вид на город, и в особенности на здания площади Свердлова. Благодаря ежедневному многочасовому созерцанию  живой городской панорамы я стал архитектором. И я уверен, что архитектура площади и сегодня продолжает оказывать своё плодотворное влияние на каждого жителя города.

Ваш комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Архивы
Проверка ТИЦ
Яндекс цитирования

© 2017 ARCH-I-TECT · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru